Эхинококкоз печени лечение

Одним из жизненно опасных заболеваний, вызываемых глистами, считается эхинококкоз печени. Его возбудитель — гельминты Echinococcus granulosus и Alveococcus multilocularis, самые мелкие из ленточных червей. Человек может не подозревать о заражении много лет, в течение которых в его организме вызревает иная форма жизни.

Циркуляция эхинококка, пути заражения

Длина половозрелой особи, так называемой цестоды, составляет 0,3–0,9 мм, ширина — около 0,5 мм. При внимательном рассмотрении их можно заметить невооруженным взглядом. Головка (сколекс) цепня снабжена хоботком, несколькими присосками и 30–50 крючьями, дополнена шейкой, двумя парами члеников, один из которых представляет собой матку, содержащую от 200 до 800 яиц.

Зрелые цепни паразитируют в кишечнике собак, лис, шакалов и других псовых. Эти животные являются окончательными хозяевами эхинококка. Выделяясь наружу вместе с испражнениями, яйца глистов сохраняют жизнеспособность в окружающей среде в течение нескольких месяцев, перенося температуру от +38°С до –30°С. Попадая вместе с травой в организм промежуточных хозяев — свиней, коз, овец, коров или лошадей — паразит развивается в личиночной (ларвальной) стадии. Внутренности павших или забитых зараженных копытных становятся пищей для собак, волков, других хищников. Человек является тупиковым звеном в циркуляции эхинококка, так как не выделяет его личиночных и половозрелых форм.


У человека, как у промежуточных хозяев, паразит вызывает поражение печени и других внутренних органов, формируя плодные пузыри с образованием новых личинок.

В организм яйца глистов попадают через грязные руки, обсемененные продукты питания, воду. Заразиться можно при активном общении с домашними животными. Собаки переносят яйца и взрослых цестод на языке или в шерсти.

Яйцевая оболочка зародыша – онкосферы глиста растворяется под действием желудочного сока. Зачатки паразита проникают в кровеносную систему и заносятся во внутренние органы. Так как печень становится первым препятствием на их пути, именно в ней чаще всего развивается циста или киста эхинококка. Почти 85% заболеваемости эхинококкозом приходится на долю этого органа.

В зависимости от вида попавшего в организм паразита развивается гидатидозный или альвеолярный эхинококкоз печени, симптомы которого становятся ощутимы лишь через несколько лет.

Патогенез однокамерного эхинококкоза

Онкосфера образует однокамерную пузырную капсулу, заполненную жидкостью, вначале микроскопическую, но медленно и верно растущую.

Размер цисты варьируется от 1 до 10 см в первые 2–3 года развития, а при многолетнем росте она способна увеличиться до 40 см в диаметре и накопить в себе несколько литров жидкости.


Чаще всего поражается правая большая доля печени, вероятно развитие одиночной гидатиды и множественных кист.

Внутренняя — герминативная — оболочка эхинококковой кисты печени имеет сложное строение, активно функционирует и производит новые сколексы и зародыши – онкосферы, свободно взвешенные в жидкостной среде или прикрепленные к стенкам. Внешняя плотная оболочка состоит из хитинового слоя, сходного с панцирной тканью насекомых, обеспечивает твердость и непроницаемость кисты. Растущая капсула вызывает реактивные некротические изменения клеток в месте прилегания к паренхиме и последующее обволакивание хитиновой оболочки фиброзной тканью. Гидатиды больших размеров формируют внутри себя дочерние пузыри со сходным строением, те, в свою очередь — внучатые.

Эхинококкоз печени оказывает механическое и сенсибилизирующее патологическое действие.

Первые клинические признаки болезни появляются по мере роста пузыря — увеличиваясь в размерах, он давит на окружающие ткани печени, раздвигая их в стороны. При локализации эхинококкоза в правой доле больной испытывает чувство распирания, стеснения или тяжести, периодические тупые боли в правом боку. Физические ощущения сходны с проявлениями холецистита и желчнокаменной болезни. Левостороннее расположение кисты вызывает диспепсические проявления — отрыжку, спазмы желудка и кишечника, изжогу. Изредка вероятны аллергические проявления в виде небольшого кожного зуда, высыпаний, которые не вызывают тревоги из-за слабой выраженности.


Интенсивность симптомов в каждом случае различна и зависит от исходного состояния здоровья, особенностей развития паразита и расположения его в печени. Вялотекущий рост может смениться бурным с яркими проявлениями патологии. Болевые ощущения возникают из-за растяжения глиссоновой капсулы печени и воспалительных процессов в предлежащих к кисте тканях. При достижении пузырем размеров 5 см и более внешний осмотр выявляет некоторое увеличение печени. При пальпации ее тканей прощупывается эластичное округлое образование. Легкое поколачивание по объемной кисте изредка вызывает вибрацию или дрожание содержащихся в ней дочерних кист — симптом Блатина.

Осложнения

Неуклонный рост кисты приводит к сдавливанию желчных протоков, нарушению кровообращения в паренхиме, атрофическим изменениям тканей. Для поздних стадий заболевания характерно развитие механической желтухи. Локализованный в нижней части печени пузырь нарушает проходимость полой вены, приводя к асциту и расширению вен передней стенки брюшной полости.

Сенсибилизирующая реакция организма характерна для осложненных форм эхинококкоза, проявляется в высокой чувствительности в виде аллергических реакций к продуктам жизнедеятельности паразита. Среди ярких признаков — крапивница разной степени интенсивности, эозинофилия. В тяжелых случаях, если жидкостное содержимое пузыря просачивается внутрь брюшной полости, может развиться анафилактический шок.


Нарушение целостности кисты или ее разрыв происходит спонтанно, в результате травмы, сдавливающих или резких движений. При проникновении пузырной жидкости в ткани и органы брюшной полости развивается диссеминизация с имплантацией онкосфер паразита, что грозит вторичным эхинококкозом.

Инфицирование желчного пузыря, протоков, сосудов печени чревато анафилактическим шоком. Больному грозит гибель от резкого падения артериального давления и гипоксии.

Еще одним осложнением является нагноение содержимого кисты, которому подвержен каждый 5-й случай болезни. Многолетние гидатиды инфицируются проникающими сквозь микротрещины на ее стенках микробами. Источником, предположительно, служит желчь. Бактерии вызывают воспаление внутреннего содержимого пузыря. Процесс может протекать бессимптомно, но вероятна и острая клиническая картина: высокая температура до 40°С и выше, резкие боли в животе, обильное потоотделение, дрожь, слабость, признаки интоксикации.

Иногда асептический некроз пузыря приводит к самостоятельной гибели паразита. Фиброзная оболочка наполняется солями кальция, упрочивая барьер между тканями печени и пузырем. Жизнедеятельность кисты прекращается.

Альвеолярный эхинококкоз


В отличие от гидатидозной формы альвеолярная образует многокамерную систему пузырей от 0,5 до 4 см, не имеющих плотной оболочки и тесно смыкающихся между собой. Нарастание новых кист происходит экзогенно, с заменой здоровых клеток печени патологическими, подобно злокачественной опухоли. Образующаяся фиброзная ткань плотно сдавливает альвеолы, нарушая их форму и придавая узловатую твердую структуру. Внутри альвеолы заполнены полужидкой желтоватой субстанцией со сколексами эхинококка.

Скрытый период протекания сменяется манифестными формами болезни через несколько лет после заражения. Характерно наличие признаков поражения печени: дискомфорт, боли, тяжесть в правом боку, боли в области эпигастрия, расстройства пищеварения.

Альвеолярный эхинококкоз провоцирует развитие холангита, абсцессов, билиарного цирроза, вероятно метастазирование — перенос и развитие паразитарных разрастаний в других органах: кишечнике, почках, мозге, костной ткани.

Диагностика

Проводится сбор полного анамнеза с учетом мест пребывания или проживания больного в эпидемически неблагоприятных районах, выясняется род занятий — повышенному риску заражения эхинококкозом подвергаются специалисты сельскохозяйственных предприятий, лица, занимающиеся разведением и содержанием собак, имеющие домашний скот.

Клинические симптомы болезни неспецифичны, присущи ряду печеночных и желудочных патологий и служат косвенными признаками болезни.

Наличие эхинококкоза может быть выявлено при внешнем осмотре печени: крупные гидатиды и альвеолярные образования прощупываются в мягкой паренхиме при условии близкого расположения к краям органа. Для дифференциации с другими видами кистозных разрастаний, опухолями проводится дополнительная диагностика.

Инструментальные методы:


  • УЗИ — с его помощью можно выявить неосложненные и осложненные формы цист, толщину стенок, признаки некроза и кальцификации;
  • магнитно-резонансная томография — позволяет просмотреть контуры и структуру образования, визуализировать дочерние пузыри, другие элементы, взвешенные в жидкости кисты.

При диагностике эхинококкоза не применяют лапароскопию из-за опасности повреждения стенок кисты.

Серологические исследования основаны на выявлении специфических антител к эхинококку в сыворотке крови. Используются:

  • ИФА (иммуноферментный анализ);
  • РНГА (реакция непрямой гемагглютизации).

Дополнительно подтверждают эхинококкоз результаты общего и биохимического анализов: быстрая СОЭ, лейкоцитоз, эозинофилия, высокий уровень прямого билирубина, АлАт и АсАт.

Лечение и профилактика

Не существует других методов полностью избавиться от эхинококка печени, кроме хирургического.

Исходя из размера обнаруженной капсулы, присутствующих осложнений, применяют следующие виды удаления эхинококковой кисты печени:

  1. эхинококкэктомия — операция без удаления фиброзной оболочки. При больших и гигантских размерах цист или расположении их в глубине паренхимы невозможно вырезать рубцовые ткани так, чтобы не лишить печень большей части ее функций. После операции небольшие полости ушивают полностью либо оставляют дренаж. Объемные пустоты заполняют фрагментом сальника. Изредка выполняют марсупиализацию — подшивание края фиброзной полости к операционной ране с вложением тампонов с мазями и дренажем;

  2. перицистэктомия — удаление паразита вместе со всеми оболочками, включая фиброзную. Применима при цистах небольшого размера, расположенных близко к краю печени;
  3. резекция части органа, содержащей цисту;
  4. чрескожное удаление эхинококка. Метод применяется лишь при неосложненном заболевании. Сквозь паренхиму вводится специальный катетер, через который отводят содержимое кисты. Затем по частям извлекают хитиновую оболочку. При трудностях с изъятием хитина и размере гидатидозы не более 5 см эту часть капсулы оставляют, для безопасности обработав разведенным глицерином или хлористым натрием. Впоследствии наступает ее полная кальцификация. Чрескожная операция противопоказана при наличии внутри цисты дочерних и внучатых пузырей.

При оперировании гидатидозных форм эхинококкоза печени прогноз зависит от осторожности и профессионализма хирурга — риск рецидива есть при обсеменении паразитом прилегающих тканей. Как лечить эхинококк печени при множественных капсулах, зависит от степени поражения печени, размера кист. Иногда требуется проведение серии операций, в некоторых случаях хирургическое вмешательство может быть неприменимо.


Альвеолярный эхинококкоз излечим лишь на стадии, предшествующей метастазированию, если отсутствует прорастание к другим органам. Операция выполняется методом резекции пораженных тканей вместе с узлом.

При запущенных стадиях применяют паллиативное лечение, направленное на облегчение симптоматики процесса и максимальное продление жизни.

Противопаразитарная терапия используется после операции и при невозможности ее проведения. Курсами вводятся препараты Мебендазол или Альбендазол. Ежедневная доза — 10 мг/кг массы тела.

Противорецидивное лечение предусматривает проведение 2–3 курсов по 28 дней. Неоперабельные случаи заболевания — 10 курсов.

Дополнительно назначаются антигистаминные средства, гепатопротекторы.

Уберечь от заражения эхинококком способны соблюдения требований личной гигиены: элементарное мытье рук, осмотрительность при выборе источников питьевой воды.

Необходимо своевременно проверять домашних собак на наличие глистных инвазий, препятствовать их контакту с бродячими животными.

Органы ветеринарного контроля, Роспотребнадзора обязаны следить за должной утилизацией трупов диких и домашних животных, отходов скотобоен, обследовать лиц, относящихся к группе риска заражения из-за особенностей профессии — охотников, пастухов, сельскохозяйственных рабочих.

parazitinfo.com

Однокамерный эхинококк печени


 

Однокамерный эхинококк печени (echinococcus hydatidosus hepatis) встречается чаще. В печени находится одна, а иногда несколько кист (так называемый echinococcus hydatidosus multiplex). Некоторые из них малы, а другие—величиной с голову взрослого человека и вмещают до нескольких литров жидкости. Эта жидкость бесцветна и прозрачна, удельный вес ее 1 008—1 015; в ней нет белка, но она содержит поваренную соль, виноградный сахар, некоторые аминокислоты и янтарную кислоту. В случае смерти паразита жидкость сгущается, приобретает студенистую консистенцию, стенка полости сокращается, сморщивается и обызвествляется. В конце концов, от нее остается уплотненная творожистая масса, в которой с трудом удается найти элементы эхинококка (крючья, остатки хитиновой оболочки). При попадании микробов (чаще всего из кишечника через желчные пути) киста может нагноиться.

Клиническая картина наиболее характерна при уже развившемся значительном увеличении печени (гепатомегалии) за счет расположенных в разных участках печени кист. Общим для однокамерного эхинококка печени остается преобладание чисто механического роста печени над другими болезненными признаками. Питание больных, обычно подростков и лиц молодого возраста, не нарушается; в значительной степени сохраняется и трудоспособность, хотя печень резко выдается и нередко заставляет больных принимать особое (лордотическое) положение.
зависимости от различной локализации кист могут быть и особые сочетания признаков.
Наиболее характерную клиническую картину дают так называемые передние кисты. При большом объеме они выпячивают брюшную стенку и легко, прощупываются в виде эластичной шарообразной опухоли; хотя опухоль и наполнена жид-костью, она не дает флюктуации вследствие того, что жидкость находится под большим давлением.
В редких случаях удается определить над опухолью явление «дрожания басовой струны», наблюдавшееся и нами у 2 больных и зависящее, повидимому, от особой степени напряжения пузыря, а не от взаимного столкновения, «дрожания гидатид» (дочерних кист), как полагали ранее. Чтобы вызвать этот феномен, надо, как рекомендовал Пастернацкий, поместить на выдающийся пузырь два или три пальца, оказывая на него умеренное давление; толчкообразно ударяя по одному из пальцев, исследующий ощущает дрожание.
Нетрудно распознать также и верхние кисты, обнаруживаемые при рентгеноскопии по высокому стоянию диафрагмы справа, с куполообразным выпячиванием соответственно расположению кисты. Одновременно могут быть жалобы на кашель, одышку, боли справа. Объективно находят расширение грудной клетки в области правых нижних ребер, высокое стояние печеночной тупости, напоминающее выпотной плеврит, но без опущения нижней границы печени.
Нижние кисты труднее доступны пальпации, но вызывают ряд тягостных жалоб и характерные объективные признаки сдавления желчных ходов. При расположении в воротах печени даже малая киста может привести к механической желтухе. Боли локализуются в подложечной области или в правом подреберье. Они носят характер приступов, похожих на желчную колику, в тех случаях, когда киста прорывается в желчные пути. Желтуха появляется, если сдавливаются желчные пути или если в эти пути происходит прорыв эхинококкового пузыря, что приводит к тяжелому холангиту. Кисты могут сдавить желчные пути, последствием чего является компрессионная желтуха; иногда кисты сдавливают также воротную вену и вызывают асцит. Сдавление других органов—привратника и кишечника—наблюдается реже. Более редко встречающиеся центральные кисты не дают одностороннего увеличения печени, при них печень увеличивается довольно равномерно.
Тяжелые симптомы возникают при прорыве кисты в желчные пути и особенно в кровеносные сосуды, когда может наступить тяжелый, даже смертельный анафилактический шок; иногда дело ограничивается крапивницей,  зудом и дальнейшим обсеменением организма.
Эхинококк может достигнуть огромных размеров, не оказывая существенного влияния на общее состояние больного; так как киста разрушает лишь часть печеночной паренхимы, а здоровые участки компенсаторно гипертрофируются, то признаков недостаточности печени не наблюдается.

Течение и осложнения. Эхинококк печени развивается годами, прежде чем появляются жалобы и объективные признаки. Начальные диспептические явления обычно мало характерны или могут отсутствовать. Из осложнений надо назвать разрыв эхинококкового пузыря; прорыв чаще всего происходит в брюшную полость, реже в сращенные близлежащие органы (кишки, желудок); при этом наступают разнообразные бурные рефлекторные симптомы. При прорыве в брюшину иногда наступают одновременно явления анафилактического шока (обморок, одышка, рвота, крапивница). Во время шока может наступить смерть, но чаще явления мало-помалу стихают. Однако при попадании желчи и инфекции в брюшину возможно развитие острого перитонита. Прорыв в желчный пузырь или почечную лоханку дает картину колики печеночной или почечной, в последнем случае сопровождающейся отхождением обрывков оболочек с мочой. Часто прорыв остается почти незамеченным; он дает о себе знать только через несколько лет, когда становятся очевидными признаки происшедшего обсеменения брюшины в виде более или менее равномерного увеличения живота, появления асцита. Эхинококк, расположенный на верхней поверхности печени, может прорваться в плевру и также вызвать явления шока или обсеменение пузырями плевры.

{module директ4}

Вторым осложнением является нагноение эхинококковой кисты, которое возникает в результате проникания в нее инфекции из кровяного русла, а в особенности из желчных путей. Нагноение проявляется лихорадкой с потами и ознобами, исхуданием, болями при пристеночном расположении гнойника, нейтрофильный лейкоцитозом, заменяющим характерную для неосложненной эхинококковой болезни эозинофилию. Нагноившаяся киста может опорожниться через брюшную стенку или же в результате сращений и образования внутренних свищей— в кишечник или бронх.

Диагноз и дифференциальный диагноз. Распознаванию однокамерного эхинококка печени, помимо описанных клинических симптомов (ощупываемой упругой опухоли, гепатомегалии и пр.), помогают лабораторные данные: эозинофилия (исчезающая при нагноении кисты), внутрикожная аллергическая проба с эхинококковым антигеном, реакция отклонения комплемента. Обызвествленный эхинококковый пузырь отчетливо выявляется на рентгенограмме даже при вторичном нагноении. Пробный прокол печени противопоказан из-за возможности обсеменения полости брюшины или, реже, плевры. Часто диагноз эхинококка печени ставят ошибочно без достаточных оснований при значительном увеличении печени вследствие любой иной причины: при застойной печени, злокачественных новообразованиях, циррозе печени и т. д. Значительная эозинофилия, а иногда и значительное увеличение печени наблюдаются при описторхозе желчных путей, изредка также при лимфо-грануломатозе и злокачественных опухолях.

Профилактика эхинококковой болезни см. главу о глистных заболеваниях.

Лечение оперативное, причем возможно производить без заметного снижения функции печени удаление значительных количеств печеночной ткани—до половины органа и несколько более. При прорыве в брюшную полость необходимо неотложное оперативное вмешательство.

 

Многокамерный, или альвеолярный, эхинококк печени

 

Многокамерный, или альвеолярный, эхинококк печени (echinococcus multilocularis, seu alveolaris hepatis) дает совершенно иную анатомо-клиническую картину. При этой форме паразит пронизывает своими пузырями почти всю печень, которая выполняется студенистыми массами и приобретает деревянистую плотность. Рост дочерних пузырей происходит экзогенным путем; таким образом, они оказываются не внутри материнского пузыря, а вне его; элементы паренхимы печени разрушаются, желчные ходы сдавливаются.

Клиническая картина чрезвычайно напоминает рак печени. Печень резко увеличена, тверда и бугриста, часто бывает желтуха;, селезенка обычно не увеличена. Истощение больного еще больше усиливает сходство с новообразованием. Однако течение болезни более медленное, возможна как бы остановка процесса. Редко многокамерный эхинококк поражает другие органы, например, легкие, а также, повидимому, может заноситься в лимфатические узлы. Для диагноза имеет значение затяжное течение опухоли печени, принимаемой обычно за злокачественную опухоль из-за твердости; по существу деревянистая твердость печени при многокамерном эхинококке даже превосходит плотность злокачественной опухоли. Эозинофилия не является постоянным признаком, большее значение имеет внутрикожная аллергическая проба.

Лечение симптоматическое. В некоторых случаях возможно оперативное удаление пораженной части печени.

www.sweli.ru

Пункция кисты

Пункция эхинококковой кисты с удалением ее содержимого и введением склерозантов может осуществляться при одиночных неосложненных кистах (без дочерних пузырей с их краевым расположением). Подобные вмешательства производятся также из мини-доступов. При осуществлении данной операции следует строго следить, чтобы содержимое кисты не попало в брюшную полость, что чревато возможностью развития анафилактического шока и рецидива заболевания.

Закрытая эхинококкотомия

Закрытая эхинококкотомия — операция, практически разработанная еще А.А. Бобровым (1894). Она осуществляется при единичных кистах.

Техника операции

По вскрытии брюшной полости необходимо тщательно проревизировать всю печень, чтобы уточнить количество и топографию кист. Эхинококковые кисты, выходящие на поверхность органа, — образования округлой формы с гладкой поверхностью, выступающей над уровнем капсулы печени. Обязательный осмотр всей печени продиктован необходимостью выявления кист в труднодоступных осмотру местах — на куполе правой доли, в задних отделах.

После осмотра необходимо ощупать обе половины, так как кисты, лежащие в толще органа, плотнее печеночной ткани. После обнаружения кисты и уточнения ее локализации тщательно отгораживают операционное поле от остальной брюшной полости марлевыми салфетками для предупреждения обсеменения зародышевыми элементами эхинококка. Затем накладывают две держалки на фиброзную капсулу кисты, стараясь не проколоть ее стенку. 

Эхинококкоз печени. Наложение держалок на стенку кисты
Эхинококкоз печени. Наложение держалок на стенку кисты

Затем можно поступить двояко: либо после осторожного рассечения только фиброзной капсулы материнский пузырь эхинококка удаляют целиком со всем содержимым, либо проводят пункцию кисты — отсасывают часть жидкости и вводят в полость кисты 1—2 мл раствора формалина или настойки йода, чтобы хотя бы частично обезвредить сколексы эхинококка, находящиеся в эхинококковой жидкости. Уменьшению напряжения в полости кисты способствует удаление части жидкости во время пункции.

Эхинококкотомия. Пункция кисты
Эхинококкотомия. Пункция кисты

Некоторые авторы предлагали специальные эхинококкотомы, предупреждающие попадание жидкости и сколексов в рану во время вскрытия пузыря. Этот инструмент включает отсос, предупреждающий вытекание содержимого пузыря во время пункции [Бабур Д.А., 1976]. Затем кисту вскрывают в месте пункции путем рассечения фиброзной капсулы и содержимое кисты (хитиновую оболочку и дочерние пузыри) удаляют с помощью инструмента или отсоса. 

Эхинококкотомия. Вскрытие кисты
Эхинококкотомия. Вскрытие кисты

Эхинококкотомия. Удаление хитиновой оболочки и содержимого кисты
Эхинококкотомия. Удаление хитиновой оболочки и содержимого кисты

Киста может содержать большое количество дочерних пузырей и до 8-12 л жидкости. После опорожнения кисты аналогичным образом поступают со второй кистой, если таковая имеется. В случае близкого расположения кист друг к другу удобно вскрыть полость второй кисты не со стороны поверхности печени, а со стороны просвета первого удаленного пузыря через фиброзную капсулу паразита.

Вскрытие второй кисты через стенку опорожненного ранее пузыря
Вскрытие второй кисты через стенку опорожненного ранее пузыря

Это предотвращает попадание зародышевых элементов в свободную брюшную полость. После опорожнения кисты и удаления хитиновых оболочек и дочерних пузырей эхинококка следует обработать полость дезинфицирующим раствором, убивающим сколексы паразита. Как показали исследования, при осложненных формах эхинококкоза в толще фиброзной капсулы образуются трещины, через которые сколексы могут проникать в ткань печени. 

Сколекс в стенке фиброзной капсулы. Микрофотография. Гематоксилин-эозин. X 200
Сколекс в стенке фиброзной капсулы. Микрофотография. Гематоксилин-эозин. X 200

В связи с этим Б.И. Альперович предложил после частичного иссечения фиброзной капсулы остающиеся ее отделы подвергать криодеструкции с целью разрушения возможно имеющихся в ее толще зародышевых элементов.

Дальнейшая тактика хирурга при закрытой эхинококкотомии заключается в максимальной окклюзии остающейся полости. Наиболее целесообразно частичное иссечение фиброзной капсулы в отделах, где она располагается на поверхности печени. Остающиеся отделы ее подвергают ушиванию несколькими узловыми или кисетными швами.

Ушивание фиброзной капсулы после эхинококкотомии
Ушивание фиброзной капсулы после эхинококкотомии

Можно ушивать стенки полости в несколько этажей, вворачивая ее в просвет с помощью инструмента. В.А Вишневский (1965) предлагал частично резецировать избыточные края полости, превращая ее в корытообразную. Этот прием применим, когда киста лежит близко к краю печени. Остающуюся полость кисты можно ликвидировать, заполняя ее сальником на ножке [KouriasW.K., 1968; Аскерханов Р.П., 1976]. 

Тампонада сальником кисты после эхинококкотомии
Тампонада сальником кисты после эхинококкотомии

Методика удобна, но неприменима при очень больших размерах кист или Рубцовых сморщиваниях сальника. С появлением современных биологических клеев поступили предложения по клеевому закрытию полостей после удаления эхинококковых кист в печени [Бабур А.А., 1976]. Эта методика также заслуживает внимания, поскольку позволяет ликвидировать оставшуюся полость в печени.

После закрытой эхинококкотомии брюшная полость может быть ушита наглухо. Необходимо отметить, что ряд хирургов предлагает заменить термин «закрытая эхинококкотомия» термином «эхинококкэктомия», поскольку во время этого вмешательства удаляется паразитарная киста из печени. Учеты» факт многолетнего употребления термина «эхинококкотомия», мы полагаем, что этот термин следует оставить, хотя название операции «эхинококкэктомия» точнее определяет сущность вмешательства.

Закрытая одномоментная эхинококкотомия — довольно распространенная операция. Многие хирурги считают ее операцией выбора при эхинококкозе печени. При тщательном выполнении вмешательства и применении методики частичного иссечения фиброзной капсулы и соответствующей обработки ее остающихся отделов с тампонадой сальником или ушиванием остающейся полости операция гарантирует выздоровление больного при малой вероятности развития рецидивов заболевания.

Открытая эхинококкотомия

В случае, когда хирург во время операции сталкивается с большой кистой с множеством бухт и выростов и к моменту завершения операции не уверен в полном удалении зародышевых элементов паразита, а также в случаях, когда имеется нагноение кисты, протекающее по типу абсцесса печени со значительной общей воспалительной реакцией, следует осуществить открытую эхинококкотомию.

После удаления хитиновых оболочек, содержимого кисты и обработки полости ее края подшивают к краям раны. При этом следует учитывать два момента. Место фиксации стенки кисты к брюшной стенке должно соответствовать примерно ее расположению и не создавать затруднений для оттока содержимого.

Открытая эхинококкотомия
Открытая эхинококкотомия

Разрез стенки фиброзной капсулы не должен быть слишком мал. Малые разрезы стенки кисты не обеспечивают достаточного оттока, ведут к задержке содержимого в полости и неудовлетворительному течению послеоперационного периода. Полость кисты после открытой эхинококкотомии должна заживать вторичным натяжением со дна. Поэтому после фиксации к брюшине краев стенки кисты полость заполняют марлевыми тампонами. Дренирование кисты трубками можно применять при условии проведения в послеоперационном периоде активной круглосуточной аспирации.

Перицистэктомия

Иссечение паразитарной кисты с фиброзной капсулой (перицистэктомия) показано при осложненных формах эхинококкоза, особенно при значительном обызвествлении фиброзной капсулы паразита. Против этого вмешательства выступали B.C. Семенов (1950) и О.Б. Милонов (1972), которые приводили в пользу своего мнения факт значительного кровотечения при иссечении эхинококковой кисты с фиброзной капсулой из-за плотных сращений ткани печени с капсулой и большого количества сосудов по периферии кисты.

Однако В.А. Вишневский и В.А. Кубышкин обоснованно защищают это вмешательство, утверждая, что при значительных обызвествлениях капсулы оставшаяся после эхинококкотомии полость длительное время не заживает. Полное удаление кисты с фиброзной капсулой — более радикальное вмешательство, поскольку более надежно предупреждает рецидивы заболевания, а современные методы гемостаза во время операции позволяют осуществлять вмешательство с минимальной кровопотерей. Это обеспечивается использованием во время операции ультразвукового аспиратора, аргонового усиления, клипирования сосудов по периферии кисты. Авторы получили при использовании этого вмешательства хорошие результаты.

Резекция печени

Резекция печени при эхинококкозе — самая радикальная операция, обеспечивающая больному полное излечение и дающее наилучшую гарантию от возникновения рецидивов заболевания. Сторонниками резекции печени при эхинококкозе являются Г.И. Веронский (2005) и В.А. Журавлев (2005). Б.И. Альперович, учитывая сложности резекции печени и малую доступность этого вмешательства для широкого круга хирургов, утверждает, что резекцию печени при эхинококкозе следует осуществлять при краевом расположении кисты — в случаях, когда паразитарная киста занимает нею всю или половину печени, при множественных кистах и рецидивах эхинококкоза.

Эту операцию нужно осуществлять в специализированных учреждениях и крупных гепатологических центрах. В то же время закрытая эхинококкотомия при соблюдении перечисленных условий позволяет в большинстве случаев получить положительные результаты при минимальном риске.

Нельзя обойти вопрос о характере резекции печени при эхинококкозе. Некоторые авторы (B.C. Шапкин, Г.И. Веронский) признают целесообразным при эхинококкозе осуществлять анатомическую резекцию печени. Б.И. Альперович операцией выбора считает атипичную резекцию, за исключен ием тех случаев, когда патологический процесс занимает всю долю или половину органа.

Основанием к такому заключению служат следующие соображения: нет необходимости производить резекцию вдали от края паразитарной кисты, так как непораженная часть печени обычно изменена незначительно, и подобная резекция позволяет убрать только измененные отделы печеночной ткани. Разработанная методика резекции печени позволяет успешно резецировать необходимые участки органа практически любого объема.

Эхинококкоз печени. Резекция правой доли. Макропрепарат
Эхинококкоз печени. Резекция правой доли. Макропрепарат

Типовые операции при эхинококкозе в большинстве случаев дают возможность излечить больного и предупредить рецидив заболевания.

Осложнения эхинококкоза

При некоторых осложнениях характер вмешательства может меняться. К этим случаям относятся нагноения кисты, прорывы в брюшную и плевральную полости и желчно-бронхиальные свищи.

ри нагноении кисты, протекающем по типу абсцесса печени, больной нуждается в срочном оперативном вмешательстве, которое заключается во вскрытии, опорожнении и дренировании полости кисты. В данном случае операция производится по типу открытой эхинококкотомии.

При прорыве кисты в желчные пути больному показано срочное оперативное вмешательство. Характер его определяется характером поражения желчных путей, размерами и локализацией кисты в печени и состоянием больного. Последнее нередко бывает решающим в определении объема предстоящей операции.

При тяжелом состоянии больного операция ограничивается холедохотомией с наружным дренированием желчных путей, чтобы обеспечить отток желчи и получить возможность отмыть желчные пути от остатков хитиновых оболочек паразита, не удаленных во время операции. Некоторые авторы предлагают дренировать протоки через вскрытую эхинококковую кисту, полагая, что эффект этой операции аналогичен предыдущей.

В случаях, когда состояние больного позволяет, следует произвести операцию закрытой эхинококкотомии и после холедохотомии убрать оболочки и дочерние пузыри из желчных путей с последующим их дренированием. При наличии достаточно больших желчных свищей их следует ушить. Для ликвидации свищей применяют, кроме обычных швов, плазменный скальпель. Прорыв эхинококковой кисты в желчные пути — опасное осложнение. Летальность при нем связана с развитием гнойного холангита, желчного перитонита, кровотечений и составляла 25-47%. Использование современных методик позволило значительно сократить летальность при этом осложнении.

Прорыв эхинококковой кисты в плевральную или брюшную полость также требует срочного оперативного вмешательства, заключающегося в тораколапаротомии или лапаротомии и тщательном туалете соответствующей полости с промыванием ее раствором антисептиков, удалением дочерних кист и эхинококкового песка и дренированием полости плевры или брюшной полости. Прорвавшуюся кисту в печени обрабатывают по описанным выше правилам. Исходы таких вмешательств зависят от клинической формы осложнения.

Наличие желчно-бронхиального свища также является абсолютным показанием к операции, но она, как правило, не производится экстренно. Возможен короткий период подготовки больного. Подход к свищу целесообразно использовать трансторакальный, что позволяет предотвратить ряд осложнений (асфиксия и др.). Использование предоперационной пломбировки свища через бронхоскоп позволяет уменьшить возможность развития этих осложнений.

Трансторакальный подход при оперативном вмешательстве по поводу желчно-бронхиального свища рекомендуют А.В. Овчинников (N63), Л.И. Алексеева (1965) и Б.И. Альперович (1972). Характер предпринимаемого вмешательства также различен. Л.И. Алексеева (1965), И.Я. Дейнека (1968), А.В. Овчинников (1963) придерживаются радикальной тактики и стремятся к резекции пораженного отдела легкого и радикальной операции на печени. Р.А. Варшавер (1963), Л.Г. Смоляк (1959) ограничиваются только ушиванием свища и тампонадой раны.

С.Д. Попов и Н.Н. Гурин (1964) проводили только вскрытие и тампонаду гнойной полости. Б.И. Альперович считает недостаточным простое разобщение свища без ушивания отверстия в бронхе или резекции легкого, поскольку оно обычно приводит к рецидиву. Он считает операцией выбора ушивание свища или резекцию легкого и эхинококкотомию кисты в печени.

Применение криохирургической техники открыло новые перспективы в хирургическом лечении эхинококкоза. Стали возможными операции криорезекции печени. Обработка криодеструктором полостей после эхинококкотомии также дала положительные результаты и надежно предупреждает рецидивы заболевания.

Криодеструкция фиброзной капсулы при эхинококкотомии
Криодеструкция фиброзной капсулы при эхинококкотомии

Предложенная техника криохирургической обработки полостей паразита во время эхинококкотомии с последующей тампонадой сальником позволила получить положительные результаты у всех оперированных больных (1972) указывает цифры от 1 до 3%. При этом все авторы отмечают, что исходы резекций печени и закрытых эхинококкотомий значительно лучше, чем операций с наружным дренированием кист. Это вполне объяснимо, поскольку в настоящее время операции с дренированием кист производят, как правило, при осложненных формах заболевания с нарушенной функцией печени.

Отдаленные результаты хирургического лечения эхинококкоза хорошие. После радикальных операций большинство больных возвращается к труду. Но заболевание дает рецидивы, частота которых колеблется в значительных пределах. Л.В. Полуэктов и соавт. (1997) считают, что рецидивы наступают в 8—36%, а Ф.Г. Назыров и Ф.А. Ильхамов (2005) — в 14,7% случаев.

Рецидивы могут возникать как в первые годы после операции, так и через 3-5 и даже 10 лет после нее. И.Я. Дейнека считает, что рецидивы бывают следствием:
— неполного удаления дочерних пузырей из полости фиброзной капсулы;
— оставления незамеченных во время операции кист;
— обсеменения брюшной полости и операционной раны при разрыве кисты;
— повторной инвазии зародышами паразита, если больной находится в неблагоприятных эпидемиологических условиях;
— технических погрешностей операции.

Анализируя все перечисленные варианты, можно прийти к заключению, что ни в одном из них не имеет места истинный рецидив заболевания. Все, что считается рецидивами эхинококкоза, — не что иное, как следствие либо неполноценной ревизии печени (оставление кист), либо реинвазия больного эхинококком.

Радикальное удаление материнского пузыря эхинококка с соблюдением всех предосторожностей против диссеминации или оставления неудаленных пузырей гарантирует успех операции. В нашей клинике большое значение для достижения радикализма вмешательства придают использованию криохирургической техники во время операций, особенно криодеструкции фиброзной капсулы во время осуществления закрытой эхинококкотомий.

Лекарственное лечение эхинококкоза длительное время привлекает внимание исследователей. Реальные результаты получены только в последние годы. Еще в 1951 г К. Гарсия применил тимол для лечения больных эхинококкозом и получил ободряющие результаты. Этот метод затем применяли и другие авторы.

С 1996 г. в клинике стали применять препарат албендазол, который использовали как для противорецидивного лечения после проведенных хирургических вмешательств, так и в качестве самостоятельного метода терапии. Для лечения применяется албендазол и его производные. Препарат назначают курсами по 10—20 мг на килограмм массы тела в сутки. Курс лечения длится 30 сут, и через 15 сут курс его повторяют.

Для излечения больного необходимо 3-5 курсов. Медикаментозное лечение применяют как дополнение к хирургическому для профилактики рецидивов заболевания и у пациентов, которые недоступны операции из-за тяжести сопутствующих заболеваний. Эффективность лечения албендазолом гидатидного эхинококкоза печени и легких составляет 40-70%.

Профилактика

Проведение широких профилактических мероприятий по предупреждению заболеваний эхинококкозом, а также соблюдение мер личной гигиены в сочетании с санитарной пропагандой привели к значительному снижению заболеваемости эхинококкозом в нашей стране, Италии, Греции и других странах.

Профилактика заболевания складывается из государственной и личной профилактики. Государственная профилактика эхинококкоза заключается в декретированном запрете подворного забоя животных (овец, свиней, коров). Забой должен осуществляться только на мясокомбинатах или ветеринарных участках под надзором ветеринарных работников с выбраковкой органов, пораженных эхинококком. Последние должны уничтожаться путем сжигания или захоронения с обязательной обработкой хлорной известью.

Воздействие на окончательных хозяев паразита предусматривает отлов бродячих собак и обязательную дегельминтизацию служебных и домашних животных 2 раза в год. Личная профилактика заключается в соблюдении правил личной гигиены, особенно после общения с собаками.

Прогноз

Прогноз при эхинококкозе вполне благоприятный при своевременной диагностике и проведении хирургического лечения с использованием противорецидивной терапии албендазолом.

Альперович Б.И.

medbe.ru


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*